Лица - Пассажиры

Игорь Михайлович Высоцкий

Колесом ударенный, Колесом охваченный… Что-то типа барина, Ежели на даче мы.

15.04.1961

Пусто
Место учёбы/работы Много мест тех было… Не всегда с охотою, Но где меня накрыло, Там я и работаю. От работы плющит? – Пусть! Нужно ли, не нужно ли - Я всегда везде учусь Даже ежли сплющенный.
А ещё я …пришёл в этот мир нивелировать звуки, я беру в руки камни — птиц выпускаю… Как мне жить, зная что музыкальной шкатулкой костыли забиваются в шпалы бугаем ?!?!.. Я пришёл в этот мир для того, чтоб дыханьем оживлять миражи на задворках Вселенной… Как мне жить, добывая на хлеб-пропитанье, находясь во зловонном дерьме по колено ?!?!.. Я пришёл в этот мир — тёплым ласковым светом раскрывать лепестки у цветочных бутонов… Как мне жить среди треска голодных соцветий лишь из похоти тех, кто стеблей не достоин ?!?!.. Но я жил — так, как мог — не снимая удил, и воздаст мне однажды потомок: ОН ВСЕГО, БЕЗ ОСТАТКА, СЕБЯ ПОСВЯТИЛ ФОРМОВАНЬЮ ИЗДЕЛИЙ БЕТОННЫХ!
Источник вдохновения А нет его. ОНО – как ветер - Из ниоткуда в никуда. Оно везде! Лишь в кабинете Закрывшись – ветра нету, да…
Эстетический шок Этот мир оказался совсем не таким, каким мне его преподали. Ну, то есть, совсем не таким. Вся макулатурная заумь, втёсанная в мою голову, – от букваря до вузовских талмудов – не имеет ничего общего с миром, который я вижу вокруг. И дело не в том, что у моих учителей были неправильные методички. И даже не в том, что мир вокруг меня кувыркнулся и встал на попа. Дело во мне, в моём выборе точки зрения. Я пытаюсь смотреть на мир из эмпиреев – фамилия обязывает. А как иначе можно разглядеть всё многообразие оттенков булькающего бульона, в котором тебя варят себе на съедение черти мира сего! Только поднявшись над бренной суетой… Человечество живет в коконе иллюзий и всеми силами противится любым попыткам отдельных своих чад вырваться из этого кокона. Оно (человечество) мучается вопросом: «что было вначале: яйцо или курица?», заклинает от балды, что «вначале было слово», и не желает отвечать на куда более простой вопрос: «почему дитя КУРИЦЫ не курёнок, но ЦЫПЛЁНОК?». Сфера человеческих познаний слеплена из кусков разбитого зеркала, в каждом из которых отражается лишь толика мира, да и та напрочь завуалирована мутью канонизированных догм. Культ профессионализма возведён в абсолют. Но что есть профессия, если не монастырь, в котором выпорют всякого, кто посмеет сунуться извне со своим уставом. Профессиональные знания сплошь и рядом низведены до ритуала, до заклинаний, понимание истинного смысла которых грозит обернуться крахом профкарьеры. Почёта и признания удостаиваются в первую очередь те шаманы, которые безоговорочно принимают в качестве эстафетной палочки бубен клановых (цеховых, профессиональных) предрассудков. Несогласные плясать ритуальные танцы, если, конечно, не изловчатся прыгнуть выше своей головы, обречены быть выкинутыми из монастыря без выходного пособия, а то, бывает, и замоченными в сортире. Ну а прыгнувшие выше собственной головы обыкновенно заканчивают сотворением нового ритуального бубна, сами со временем превращаясь в нафталиновых идолов. Мир панически боится истин, а побед достигает исключительно подлогами, обманом и внушением. Победители, которых не судят, предпочтут и сами верить в собственный обман, ибо вне этого обмана их существование лишено смысла. Только обман может быть умиротворяющей пасторалью и для существования побеждённых. Революции и бунты, поднимающие на знамёна сатисфакцию поруганных истин, истощив потенцию масс, всякий раз прекращаются компромиссами с иной ложью, зачастую куда более изощрённой, чем изначальная. Ложь, таким образом, громоздится на ложь, обретая со временем статус святынь. И если наука, надувая щёки, прикрывает свою ложь заумью абстрактных умопостроений со ссылками на авторитеты, то религия, будучи апофеозом лжи и абсурда, не стесняется объявлять себя истиной, утверждаясь исключительно на заклинаниях. Последняя инстанция религии – Бог – понятие неприкасаемое; его не чураются не только прихожане вер, но и жрецы наук, затыкающие авторитетом Всевышнего дыры своих фрагментированных познаний. Услышать слово, смысл его понять, прозреть века незамутнённым взором, низвергнуть бога, двинут на котором весь мир, и необъятное объять - Чего уж проще! Кто сказал «нельзя»?! – Всего делов-то лишь – открыть глаза!
Любимый стереотип Живи вне всяких рамок, пиро- патроном в заднице гори! Не сотвори себе кумира, Стереотип не сотвори!
Что даёт театр Ну… эмоций много… разных… Повод – почесать свой лоб… Да, театр – это праздник, Стимул, размножаться чтоб!
7 вещей, которые раздражают Раздражают меня вещи
Вот такие, например:
- Быдлоскоп, который вечно
Льёт помои в интерьер;
- Всякий гаджет с наворотом,
Усушающим мозги;
- Пресса из сплошных кроссвордов
И попсовой мелюзги;
- Политические страсти;
- Околоцерковный звон;
- Байки аферистов НАСА
Про их лунный Аполлон;
- Ну и то, что утром нужно
Встать, воспрянув ото сну -
Раздражает очень уж! Но…
Привыкаешь ко всему…
Вредная привычка на всю жизнь Есть такая… Поделюсь-ка: Меня вечно тянет – ик! - Кто-то за большой, за русскай, За великий мой язык.
Проза жизни и поэзия бытия Я бы в камне мысль высек,
Хоть и бесполезная:
Проза жизни – это сиськи.
А бюстгалтр – поэзия!
Меня (мои работы) можно найти также

empyros.org
www.stihi.ru/avtor/vsk
www.stihi.ru/avtor/vsk77777
www.stihi.ru/avtor/aaasi
proza.ru/avtor/vsk